Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Что у людях в головах?...

Вот, например, человек год следит за чужим офисом, а потом добровольно подымает с пола статью УК, совершив в момент переезда этого офиса открытое хищение тиража книг общей номинальной стоимостью в ~60 тысяч рублей. Под камеры, при свидетелях. Организованной группой, по предварительному сговору. Подставляя должностное лицо, которое выдало ему ключи. При, прямо скажу, сомнительной возможности эти книги куда-то реализовать.

При этом человек совсем небедный, не то что с голоду не умирает - у него в жизни всё хорошо и в месяц он, я уверен, зарабатывает, намного больше. Чудно всё это и странно.

(no subject)

История повторяется, как известно, три раза. Первый раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса, в третий - для прапорщиков и идейных адептов одного соседнего государства.

Давайте еще раз про «закон о просветительской деятельности», раз с историями «диссернет + реформа РАН» и «закон об иноагентах + фонд Династия» с двух раз не зашло.

Сначала - старый советский анекдот.
Диссидент попал в ад, в такое место, где все грешники вынуждены стоять по нос в говне.
Ну он сразу махает руками, подпрыгивать, возмущаться - мол, не имеете права, нарушены права человека!...
А окружающие, вставая на цыпочки на него цыкают -, сука, заткнись, не гони волну!...

В отечественном оппозиционном политикуме есть такая веснозеленая тема, как «давайте оседлаем какой-нибудь протест».
Например, протест автомобилистов, протест против свалок, протест против разрушения памятников архитектуры, сомнительной застройки и т д и т п.

Обычно в этом жанре выступают всякого рода сомнительные персонажи, которым на реальное содержание протеста более-менее плевать, а нужен кратковременный, но зрелищный политический результат.

Поскольку протестующие граждане, в среднем, совершенно не дураки, токсичность участия профессиональных протестующих в своих акциях и vice versa они, как правило, осознают, и в чужую движуху интегрируются разве что ситуативно.
На одну несчастную дуру Чирикову приходится сотня человек, которые пытаются действовать локально и не лезут в систематическое противостояние власти по принципу другого анекдота «ну не нравишься ты мне, мужик, просто не нравишься».

Любой жанр требует развития. Так что, после некоторого кризиса идей оседлыватели протеста начали с определенной долей систематичности лезть в более-менее гражданскую деятельность, прикрывая ей политоту.

Не буду приводить иных примеров, хотя у меня их есть, но вот конкретная печальная история с конкретным (очень плохим) законом - это результат реакции _системы_ конкретно на массовый поход в «просветительство» некоторой странной толпы бездарных личностей, которых я могу с некоторым трудом определить как «оппозиционно настроенных тупорылых политеских блоггеров». Люди, внезапно, обнаружили у себя талант и жажду к просвещению неграмотных ширнармасс и все заверте... ах, нет, не заверте. Система щелкнула зубами и извергла из себя вот это самое.

Плоха ли эта рефлекторная реакция нашего государства?
Безусловно, закон плохой и все такое.

Но механику процесса всем заинтересованным лицам следует понимать.
Также как всем заинтересованным лицам следует понимать, что причинно-следственная связь между реформой РАН и деятельностью Сергея Борисовича Пархоменко и Михаила Сергеевича Гельфанда, прекрасных, в «вольном сообществе Диссернет» и предшествующем скандале вокруг СУНЦ - прямая и недвусмысленная.

Я, скажем так, не оправдываю и не осуждаю сейчас ни одну из сторон этих процессов, а просто обращаю внимание на то, что рефлексия над особенностями функционирования Левиафана Russian Edition - дело со всех сторон полезное. Трезвит.

(no subject)

Забанен на 3 дня на Facebook за цитату из "Посмотри в глаза чудовищ" Лазарчука и Успенского.

"Вы не понимаете! - воскликнул Зебботендорф - мы должны противопоставить гнусному жидовскому гомосексуализму подлинно арийские отношения между мужчинами".

Искусственный интеллект не умеет в цитаты и иронию.

О "фальсифицируемости" в политике

Есть вещи, за которые дискутантов следует выписывать из приличного общества. Например, за попытку употребить «фальсифицируемость теории» в общественно-политической дискуссии об операции спецслужб.

Почему я так резок в этом отношении? Прежде всего, по той причине, что тот, кто приводит подобный аргумент - ведет себя неоправданно(!) нагло, пытаясь сделать вид, что умнее и образованнее собеседника.
Низкий стиль, короче.

Так вот, в чем принципиальная разница между наукой и политикой, да еще и политикой вокруг попытки убийства?

Она очевидна. В случае чисто научной теории мы имеем основания считать, что исследуемая реальность (не важно, физика или там древние исторические персонажи) не предпринимает активных действий по дезинформации исследователя. То есть исследуемая часть реальности относительно исследователя - статична, если в процессе исследования к ней добавляются новые факты - они увеличивают обьем наших знаний о происходящем.

В случае общественно-политического конфликта мы должны, оставаясь интеллектуально-честными исходить из возможности наличия стороны (или сторон), которые прямо и/или косвенно заинтересованы в подделке фактов и в формировании у наблюдателей неверного представления о конкретной ситуации.

То есть там, где у Поппера речь идет о возможности поставить эксперимент, _опровергающий_ научную теорию (и тем самым теоретическая возможность такого эксперимента, по его мысли, подтверждает научность теории), в случае общественно-политической дискуссии с наличием злоумышленных участников вопрос конвертируется примерно в такой сценарий: «Ах, Ваша теория - это не серьезно. Какой аргумент Вам нужно привести, чтобы ее отвергнуть?....[за кадром. Ну давайте подделаем этот опровергающий аргумент, чтобы он выглядел убедительно для оппонентов]». Такой сценарий реалистичен даже в случае уголовных процессов, причем при недобросовестности стороны обвинения/следствия - с обоих сторон.

А уж в политических историях - тем более. Причем, в случае с участием в них достаточно серьезных игроков - речь может идти о превентивной фальсификации аргументов, которые скрываются от оппонентов, а потом предьявляются в нужный момент. На такую фальсификацию могут быть брошены масштабные ресурсы, а сам факт применения подобных практик политиками в прошлом - многократно задокументирован исследователями и неоспорим. То есть он даже не предмет добросовестной дискуссии. И никаких оснований считать, что политики настоящего в этом отношении чем-то отличаются от политиков прошлого у нас нет.

Таким образом, если научное исследование - это более-менее кооперативная игра с постоянным возрастанием информации, то общественно-политическая дискуссия - это, в основном, конкурентная игра, возрастание информации в которой не гарантированно.

Второе, принципиальное отличие научной дискуссии от общественно-политической - направленность первой на установление истины, а второй - на фиксацию результата.

Если ученые пришли к выводу, что некая теория не верна или неточна - она, спокойно ли, с надрывом ли, но отбрасывается/дополняется.
Были атомы неделимыми частицами в глазах ученых - стали делимыми на протоны, нейтроны и электроны. Никого за это не подвергли штрафу, не казнили и не посадили в тюрьму.

С общественно-политическими позициями, определяемыми в процессе споров - это не так. США напали на Ирак на основании опровергнутой впоследствии теории о том, что Ирак разрабатывает оружие массового поражения. Следов его, в итоге, так и не нашли... А раззавоевывать страну, реанимировать из могилы Саддама и возвращать к власти С.Хуссейна что-то никто не спешит.

Человек, который игнорирует эти обстоятельства и пытается внести в общественно-политическую дискуссию аргументы от «фальсифицируемости» - либо невежда, либо - мошенник. Либо два в одном.

О политических камвхорах

Я с некоторым удивлением обнаружил в своей френдленте довольно большую пачку людей, которые не просто призывают «выйти на митинг», но начали впрямую требовать от читателей, давя на моральное чувство, бросить свою жизнь в распыл политической борьбы и устраивать обструкцию политического режима в своей повседневной жизни и работе.

Как позитивный пример преподносятся такие веселые фишки, как вывешивание на сцене театра плаката «свободу политзаключенным», с последующим увольнением того, кто вешал. (Ну и фиг с ним, зато властям будет стыдно).

В основном этим заняты те же самые люди, которые весьма толерантно отнеслись ко входу силовых структур в политику 10-15 лет назад. Ну правых и уличных левых тогда знатно власти передавили, сменив политическую повестку на уголовную, а этим все нормально было.

Теперь я читаю, что власти перешли последнюю черту, бьют детей и завлаб, вместо того, чтобы дать по башке особо энтузазическим сотрудникам своей лаборатории, должен работу покинуть, пойти воевать, чтоб как-то чего-то кому-то отдать, а молодежь должна учиться ходить в сцепке.

Причем читаю это в исполнении людей, которые за счет своих личных связей и ресурсов, случись чего, отделаются скорее всего легким испугом, что выгодно отличает их личное положение от положения абсолютного большинства протестующих.

Внезапно толпа людей, которые лично сидели все эти годы на хороших зарплатах/гонорарах, а с клятым режимом боролась чисто риторически, в сми и соцсетях, обернулась в коллективную «Свободу на баррикадах». И обнаженной сиськой через Facebook начала манить широкие массы своих читателей на прямое активное столкновение с системой.

Свернуть человеку мозги на разовую акцию таким коллективным социально-медийным давлением довольно легко. Особенно человеку, который в силу молодого возраста романтичен и глуп. Это я говорю, как участник защиты Белого Дома в 1991 году, куда поперся с подачи подобных умников. Но если в 1991 меня за это дело хотя бы в оффлайне сагитировали, да и сами пошли, то сейчас вся эта агитация от тех, кто в безопасности, выглядит просто невозможным свинством.

А вот за последствия эти люди не ответят же.

Каждому, кто требует от рабочего сцены театра повесить на занавес политический плакат, следовало бы, для начала, публично сообщить о собственных рисках и жертвах во внезапно вспыхнувшем политическом бою.

Пока этого не сделано - этих людей следует рассматривать как своеобразную, менее этичную разновидность камвхор.

Разница лишь в том, что девушки за донаты перед камерами обнажаются до неприличия, а эти люди - за подьем личного авторитета. Это очень странный способ подымать личный авторитет, прямо вам скажу.

P.S. Сейчас сознательно не стал называть имена и фамилии, может у кого-то дрогнет что-то внутри.

UPD: Писано было 5 февраля. Время показало, что, разумеется, не дрогнуло. Стоят этаким нерушимым монолитом.

(no subject)

Некритическое отношение к Н-политику зимой 2021 начало живо напоминать мне такое же некритическое отношение окружающих к Ельцину в 1988 году. Похмелье 1990ых было горьким.

Понятно, что вопрос не в личности, а в общем ощущении большой части общества про некое «заебало» от текущего состояния дел.

Интересно, окажется ли общество достаточно сообразительным, чтоб не влететь повторно хотя бы уж на пройденные грабли?

(no subject)

revol

Пока сидел онемевший волею фейсбучных душителей шляхетских свобод, наткнулся во френдленте на чрезвычайно интересное соображение, которое, пожалуй, разовью.

Оно - о смене возрастного состава протестующих и вымывания определенной части их социальной базы, прежде всего с либеральной стороны. Шестидесятники подвымерли в конце 1990ых-начале нулевых, те, кто пытался строить Болотную - в значительной степени опирались на электоральный, организационный и медийный ресурс, накопленный в 1990ый и связанный с людьми, скажем так, околоперестроечного поколения.

Проще говоря, либеральная часть электората конца нулевых-начала 2010ых - это остатки Яблока, СПС и т.д. Они закончились, чем дальше, тем меньше будут влиять по обьективным причинам.

Левый и правой фланги массового протеста нулевых ушли примерно в том же направлении (см. прилагаемую иллюстрацию).

С этой точки зрения Навальный, как выходец из яблочного «комсомола» грамотно сделал стратегическую инвестицию в более молодой электорат и она сработала. Но у этого более молодого поколения, кмк вообще нет серьезного опыта длительного совместного участия в организационных структурах - того, чему многих из нас успела научить советская школа через пионерию/комсомол и советская работа через профсоюзы. Эти люди, в среднем, не в состоянии даже собрание партьячейки провести. То есть организационное качество этих людей намного хуже. Не умеют строем ходить.

Является ли эта ситуация для команды Навального тупиком? Нет, т.к. они по этой поляне работают уже долго и научились работать с такими людьми.

А вот для партийных структур классического типа конкуренция со стороны Навального и К будет, если сейчас государство не утрамбует ФБК в ноль, чем дальше, тем более серьезной проблемой.

По крайней мере для тех из них, кто не обладает серьезной социальной базой, не умеет в социальные технологии, но пытается строить оппозиционную партию. Т о есть чем дальше, тем сильнее претензии ААН на роль Единого Безальтернативного Лидера Оппозиции будут становиться весомее. Сожрет и коллективную Ксюшу Собчак и Пархомбюро с присущим ему Веником и Шендеровичем.

Любителям порассказывать про «конспирологию» и «бритву Оккама»

Цитирую oboguev

«Люди обычно не сомневаются, что мошенники способны создавать довольно сложные схемы, воздвигать "потемкинские деревни" со сложной планировкой, играть на эмоциях и глубоких убеждениях своих жертв – чтобы вытащить их деньги.

Но вот мысль, что аналогичные (и более изощренные) техники могут использоваться в политической борьбе [...], кажется им неожиданной. Между тем она вполне очевидна. Рядовые манипуляторы – кустари, которые действуют по наитию и опираясь обычно на очень скромные ресурсы. За политической манипуляцией стоят мощные мозговые центры, где высокооплачиваемые специалисты анализируют опыт и совершенствуют приемы.

В мире есть манипуляторы, которые хотят вытащить из вас деньги; есть и манипуляторы, которые хотят сделать вас пехотинцем в войне за их интересы».