February 3rd, 2020

Российская национальная идея и премьер-министры

Доброй национальной традицией с 1990ых годов стали разнообразные поиски русской национальной идеи.
Я про неё ничего особо не скажу, а вот про государствообразующую "российскую национальную идею", пожалуй, сформулирую.

РИ, как государство, начатое Петром I, длительное время строилась вокруг идеи о том, что широка русская земля, раздолен русский дух, но нужно импортировать немца, чтобы он навёл на ней порядок. И вот тогда - заживём!
Т.е. постоянно речь шла о том, чтобы, оставаясь русскими, научиться немецкие управленческие подходы и технологии. Или, даже, не научиться, а нанять на работу кого-то кто умеет.
(На самом деле даже несколько с более ранних времён, но при Петре этот подход победил конкурирующие идеи нац. строительства).

Вокруг различных видов реализации этой нехитрой идеи и крутилась вся российская историография с Петра и примерно до трагических событий двух мировых войн. Немцев зазывали работать в управляющие структуры, покупали и завоевывали вместе с прибалтийскими территориями и даже сажали на трон. И большевики, на первых этапах своего управления страной, эту идею обсуждали едва ли не открытым текстом, но за неимением достаточного количества немцев, использовали латышей. Закончилось всё как-то совсем нехорошо. Послевоенный СССР, несмотря на наличие подконтрольной ГДР, уже не имел психологической возможности включить её в свой состав и тема ушла с повестки дня.

После развала СССР, мы увидели, что тема, неявно оставшаяся в головах постсоветского населения, продолжала всё же эксплуатироваться в чисто медийном ключе. Завозит в страну немецких чиновников никому уже в голову не пришло.
Но привлекательность жёсткого порядка никуда не делась.
Конкретно российское начальство, при появлении первой же возможности пришло к необходимости построить собственного "цифрового немца", наводящего безжалостный орднунг по принципу "закон дурацкий, но это закон". Чем и занялось, начиная с Д.А.Медведева, запусившего административную реформу и массовый переход на единую электронную систему обработки госданных, вписанную в концепцию СМЭВ. За всё прошедшее с этого момента время, основной вектор действий правительства так и не менялся.

Там где Путин занимался всё же именно политикой, и Медведев, и сменивший его Мишустин занимались и будут заниматься механической ликвидацией необязательности исполнения российских законов, постепенно отключая естественно сложившийся компенсаторный механизм их строгости.

Этот процесс нельзя назвать однозначно негативным, т.к. строгость, в известном смысле, можно было бы и поуменьшить, а замена строгих, но не совсем выполняющихся законов на не такие строгие, но выполняющиеся была бы в чём-то даже гуманной.
Но будет ли это сделано? Вопрос - открыт. Пока же, я могу констатировать, что после прикрытия двухвековых попыток импорта немцев в качестве образца для построения администрации, после относительно недолгих и неудачных попыток заменить в этой конструкции немцев то ли американцами, то ли обобщёнными европейцами, российская бюрократия сделала свой осознанный цивилизационный выбор.

Бабу Ягу воспитаем в собственном коллективе.
Вместо немцев будет применён неестественный интеллект машинных систем.
Специфический российский орднунг будет цифровым.