May 31st, 2012

Жесть. Не расстанусь с комсомолом

Весна 1994 года.

Компания А**** готовится запустить пирамиду (так и не запустила), совмещённую со всесоюзной электронной биржей ценных бумаг. Предполагалось, что на этой бирже будут торговать и акциями МММ, и Телемаркета и кучи других подобных структур. Под этот проект мы тихо выпиливаем проект первой в стране распределённой по всем областям IP-сети, наложенной на авиационную Сирену-2.

Апрельское солнце печёт уже почти по летнему...
И ровно на день рождения Ильича Президент компании М.В. - бывший второй секретарь одного из московских райкомов ВЛКСМ, выгоняет весь персонал компании на коммунистический субботник - убирать мусор вокруг здания Института Автоматизированных Систем, в котором мы арендуем помещение.

Только по прошествии многих лет я начал понимать, насколько символично было то, что происходило в тот момент. И насколько символично было само место.

---
А это - контекст
http://traditio-ru.org/wiki/%D0%92%D0%9D%D0%98%D0%98%D0%A1%D0%98 - ВНИИСИ
http://traditio-ru.org/wiki/%D0%92%D0%9D%D0%98%D0%98%D0%9F%D0%90%D0%A1 ВНИИПАС, он же - ИАС

Жесть. Привычка к дефициту

Я Вас не достал ещё этими рассказиками? ;-)
--
После того, как ЕС-1045 с нашего ВЦ была продана на цветные металлы, начался кратковременный, но очень резкий делёж наследия.

На первом его этапе все ~50 коробок с дефицитными перфокартами были перенесены мною, под руководством начальника отдела в подвал.

На втором его этапе начальник сектора, заявив, что перфокарты - его, а не начальника отдела, т.к. ЕС-1045 обслуживалась его сектором, помог мне перенести их в другую комнату, где они и были спрятаны в стенных шкафах, заполнив там все свободное место.

Поскольку я был всего лишь инженером, не занимал административных высот, то и на наследие ЕС-1045 претендовать не мог, ограничившись его переноской.

Так они и пролежали в шкафах два года, после чего были выкинуты на помойку бывшим самым молодым в институте доктором наук, а ныне - владельцем частной аптеки и новым арендатором помещения Имраном Имамовым.

Хороший, кстати, был учёный. Докторский диссер по моделированию движения металических тел в почве, защищённый в 32 года - это не хухры-мухры.
К нему даже разработчики спускаемых аппаратов приезжали за методикой моделирования.

Вынес на помойку их и сжёг. Ну а кому они были нужны в 1995ом году?

Жесть. Метод экстренного похудения

В то время я был озабочен лишним весом настолько, что каждый день его проверял. Поэтому авторитетно могу заявить - разработанный метод вполне эффективен.

Итак, дом, соседний с Домом Журналиста, что на Никитском Бульваре. Я вылезаю наверх, мне нужно убедиться в том, что на дом возможно завести радиоканал, другой конец которого должен находится на сталинской высотке, что на Кудринской Площади. Ну, то есть, мне необходимо найти на этой крыше такую точку, чтобы с неё была прямая видимость до площадки с радиооборудованием, что расположена на 30ом этаже высотки. Выход с чердака я смог найти в подъезде, наиболее близком к Домжуру, но прямой видимости оттуда нет, она перекрывается домом, расположенном на противоположной стороне Никитского...

Ну что - медленно, аккуратно иду к дальнему концу дома, осторожно продвигаясь по гребню двускатной крыши. Очень осторожно - крыша жестяная, градусов 45, подошвы ботинок плоские, скользковатые, на крыше - ни малейшей арматуры, чтобы уцепиться и бортик в её низу чисто символический - покатишься вниз - не зацепиться, не спастись. Страховки с собою нет.
Иду, шаг за шагом продвигаясь к нужной точке, постепенно сгибаюсь почти под 45 градусов.
Дохожу до крайнего подъезда.
Ага. Увидел. Можно сюда засылать промальпов ставить антенну. Да, кстати. А что это я
согнулся? А машинально - надо мной какой-то провод, идущий практически над коньком крыши и я, не осознавая этого, сгибался, заходя под него по мере того, как он становился ниже.

И, кстати, разогнуться нельзя. Я не вижу, что это за провод - радио, телевидение или силовой. И есть ли на нём изоляция - тоже не вижу.

Смотрю налево, направо на скаты крыши и осознаю, что развернуться на обратно стоя в такой такой позе - просто нереально. Слишком велик риск катануться вниз и рухнуть с высоты нескольких этажей. А значит что? Обратно по крыше я двигаюсь спиной вперёд. Шаг за шагом. И не разгибаясь - глаз на затылке нет, и оценить насколько высоко надо мной поднялся этот дурацкий провод мне сложно. А влепиться башкой в силовой кабель как-то страшно. Так и прошёл обратно по всему дому пятясь, не разгибая спины.

Спускаясь вниз по лестнице, идя дальше по улице - оставляю за собой мокрые следы.
Одежда вся в поту, выступившем от напряжения и ужаса. Мокрая, будто на меня вылили ведро воды или под дождь попал.
Вечером взвесился - два с половиной килограмма потерял за один день.

Работает такой способ худеть. Точно говорю - работает.

Жесть. Контратака

В квартиру Паша Рябов заселился вместо выехавшего из неё Л. - человека хорошего, но в быту, к сожалению, неаккуратного. Неаккуратного настолько, что бывшее место проживания было загажено и превращено в чудовищный свинюшник.
Но квартира была дешёвой, удобной, большой - так что оно, кажется, того стоило.
Паша дважды проводил субботники по отчистке квартиры, на которые звал всю тусовку. А когда он выехал и после него туда въехал В. - тот был вынужден эти субботники повторять, да и потом чуть ли не пару лет потратил на то, чтобы привести помещение в порядок.

- Я услышал крик с кухни, - рассказывает Паша,- бегу туда, а там Вера (его гражданская жена) вскочила на табуретку, стоит и кричит. А вокруг неё по полу - кольцо тараканов, пол метра шириной. И со всей кухни сползаются, кольцо этак сжимают. Ну я взял её на руки, - говорит, - и вынес оттуда.

А всего-то девица попыталась распылить какую-то отраву, чтобы насекомые попередохли. По стенам кухни. Те и начали спасаться от яда, сползаясь на чистое от него пространство, где сама Вера и стояла. Но выглядело, судя по всему, как будто "Империя наносит ответный удар".

Жесть. Личное обаяние

Миллионер М.П. в те годы выполнял функции неформального инвестфонда для бандитов.
Вышло, как мне рассказывали, это таким образом - когда его похитили, он провисел несколько часов на подмосковной даче с мешком на голове, привязанный за руки под потолком.

Потом его сняли, убрали мешок и спросили, - ну что?
На это он ответил, потирая руки, - ну значит, так. Денег я вам не дам, но если хотите, будем работать совместно.
И бандиты понесли к нему деньги сами.

С тех пор в офисе у него перманентно ошивались всякие подозрительные личности как кавказского, так и славянского направления.

Юру Фаенсона, с которым они вместе работали программистами в советские времена на одном ВЦ, М.П. взял на работу в рамках полублаготворительности. С одной стороны, какой-никакой эникейщик в офисе всё-таки был нужен, с другой, Фаенсон, после уезда на доисторическую родину, возвращения оттуда был несколько лет почти в перманентном запое и, выйдя из него, наконец, с трудом адаптировался к новой постсоветской реальности. Так что для самого Юрия это был почти единственный, на тот момент, вариант, а для М.П. - нормальный способ поддержать старого товарища, не скатываясь в откровенную раздачу халявы.

Будучи обаятельным и контактным, Юрий легко нашёл общий язык с тусовавшими в офисе бандитами и позволял себе с ними такое, за что кого-то другого могли бы просто закопать.

- не лезь к компьютеру, пи%^с! - это было сказано здоровенному, под два метра, грузину.
Тот только горестно вздыхает.
- Юра, зачем говоришь такое? На зоне кому из пацанов скажешь - точно убьют.

Вот такой вот межкультурный диалог...