May 26th, 2012

Жесть. ОН

Спрашиваю у секретарши.
- Марина, а почему ты чуть не каждые пол часа красишь себе губы?
- Ну вот представь, сижу я такая, а тут в комнату заходит ОН!
А у меня - губы не накрашены!

С этой логикой не поспоришь.

Жесть. Фирменное наименование

Руководил я в своё время, на субподряде, вводом данных для Московского Госкомстата.
Девушки-операторы с нашего ВЦ набивали данные в небольшой программке, выданной заказчиком.
Я же координировал раздачу и сбор заданий, взаимодействие с заказчиком и т.д. - короче говоря, чисто супервайзерская работа, ничего творческого. Ну и обучение операторов правильной процедуре ввода через москомстатовский программный продукт - благо местами там было нетривиально.
Инструкция москомстатовцев начиналась со слов "Запустите исполняемый файл glukala.exe ..."
Работа продукта, в ряде аспектов, вполне соответствовала фирменному наименованию.
Ну то есть их разработчики правильно о себе всё понимали. Без иллюзий.

Жесть. Широкий спектр услуг

Как известно, 'программист' - это человек, который заменяет картриджи в принтере, чинит микроволновку и свет и делает вообще всё что имеет хотя бы косвенное отношение к проводам.
В тот период, когда мы с компаньоном пытались специализироваться на сервисных услугах (компьютерная скорая помощь), границы возможной ответственности 'программиста' мы испытали буквально на себе. В подвале, который снимался нами в аренду, бегали крысы и норовили сгрызит наше имущество.
Расстреливать их из пневматического пистолета оказалось неэффективным. Попасть удавалось иногда, но убойной силы пулек не хватало, даже чтобы попортить шкуру животного.
Так что оказалось, что 'программист' - это лицо, которое вызывает дератизаторов и контролирует их работу. Чтобы крысы не жрали компьютеры.

Жесть. Монумент эпохи

Прокладка кабеля по бывшему цековскому дому.
Сейчас там тоже непростые люди живут - но всё-таки менее непростые, чем раньше.
Последний этаж, двигаюсь в сторону балкона, откуда проход на чердак - и на подходе к балкону обнаруживаю комплект - старый, ещё советского производства стул. Вконец убитый. В стене - дверь, за которой расположены унитаз и раковина. Оба - покрыты осевшей из воды ржавчиной, вода еле сочится.

Надо полагать, на этом месте раньше находился пост непрерывной охраны. Быть может, за стенкой жил кто-то из генсеков. А сейчас - пусто, сиденье стула покрыто какой-то пылью и краской, оставшейся, по всей видимости, с косметического ремонта. Туалет, однако же, продолжал работать...