Golos Ptic (golosptic) wrote,
Golos Ptic
golosptic

Category:

Вина, стыд и позор

Сразу скажу, что морально-философская категория вины имеет одну и только одну утилитарную функцию. Вина - это оправдание неэтичных действий тех, кто эти действия предпринимает в отношении виноватого. Функция эта реализуется и в мышлении и в практическом поведении человека.

Практический пример - лишать живое существо свободы, например, в общем случае, нехорошо, неэтично но если кто-то виноват в преступлении - то это является оправданием действий тех, кто преступника сажает в тюрьму.

Или, второй пример - бить морду посторонним - неэтично, но если человек виноват тем, что чем-то оскорбил - то вроде уже это мордобойцу как-то оправдывает.

Второй пример даёт нам один из ключей к пониманию механизмов вины. Оправдание может строиться на абсолютно любых основаниях. Например, кого-то могут оскорблять рыжелысые люди чисто эстетически. Это может оказаться, например, для кого-то оправданием для того, чтобы рыжелысого всячески гнобить.

Из этого утилитарного предназначения вины есть некоторое неприятное следствие.
Постольку, поскольку почти все люди внутри себя довольно хорошие, то, совершив по отношению к кому-то неэтичный поступок (или, даже, воспользовавшись плодами неэтичных поступков членов своей группы, например предков или товарищей) без оправдания - человек начинает чувствовать себя крайне некомфортно.

Это толкает такого нарушившего этику человека создавать, придумывать вину объекта неэтичной акции. И эта вина конструируется постфактум нарушения этики. Она естественным образом может оказаться сконструированной из чего угодно (из той же рыжелысости), но, при этом, эмоционально значимые привязки такому конструированию очень помогают.

Например, если адресат неэтичной атаки начинает говорить о том, что действия в его отношении или отношении его группы были неэтичными, то сам факт таких заявлений очень удобно объявить виной.

Исходя из этих соображений нам оказывается достаточно легко рассмотреть и вопросы о стыде и позоре.

Но, прежде чем перейти к ним, коротко остановлюсь на принципиальной разницей между этикой и моралью.

Этика - это внутреннее нравственное чувство человека, подобное чувству направления. Оно определяет его желание действовать, ориентирует его в его собственных представлениях о том, что такое хорошо или плохо и, в целом, опирается на внутреннюю эстетику.

У большого числа людей этическое чувство заглушено настолько, что они свои этические устремления не способны отрефлексировать и не могли бы принимать повседневные решения с опорой только на него. Поэтому, они вынуждены прибегать к помощи морали.

Мораль - это набор некодифицированных эвристических правил поведения, заданных социумом. Они, обычно, формулируются в терминах схожих с этическими и это вносит некоторую путаницу при разборе этого понятия. Однако, реальным основанием морали являются не этические соображения, а стереотипы поведения.
В цепочке "нужно сделать так-то, потому что это этично и хорошо" появляется дополнительное звено "нужно сделать так-то, потому что так принято, все так делают, а значит это этично и хорошо".

То есть сознательно принимавшиеся когда-то в прошлом кем-то авторитетным для социума поведенческие решения - например хорошо относится к родителям, потому что что они были действительно достойны хорошего отношения выступают в качестве образца и собственный этический выбор подменяется следованием поведенческому шаблону.

Возвращаюсь к понятию стыда - как ощущения собственной вины.

Очевидно, что вина может быть ощущаема и для обоснования собственных неэтичных действий относительно себя самого. То самое "я возьму и накажу себя сам, причинив себе вред в виде внутреннего страдания за собственный предшествующий неэтичный поступок, потому что виноват" - это ошибочно работающий компенсаторный механизм, который не решает проблему, а имитирует её решение. Это внутреннее страдание, которое является (само)наказанием - и есть стыд.

Этот механизм, само собой, в большинстве случаев срабатывает не на собственные неэтичные действия, а на собственные аморальные действия, то есть реализует двойную ошибку. Сначала человек неточно действует (исходя из соображений морали, а не из соображений этики), а потом ещё использует не тот путь исправления первоначальной ошибки, который стоило бы.

Полностью этично ведущий себя человек не нуждается в подобных подпорках, его в реализации его решений ведёт внутреннее нравственное (этическое) чувство, оно же его и ориентирует в том, чтобы осознавать свою неправоту, если он сделал что-то не то и принимать меры к снятию причин этой неправоты, исправлению ситуации. Стыд, как внутреннее переживание вины становится актуальным ровно в том случае, когда этого этического чувства человеку оказывается недостаточно, чтобы обосновать самому себе плохую ситуацию, в которую он сам себя помещает, "наказывая", или личными действиями или личными переживаниями. Последние становятся особенно сильны, когда человек не может ничего даже толком сделать, чтобы выйти из ловушки, в которую он себя загнал, поэтому ему остаётся только наказывать себя, заставляя себя страдать. Страдание не решает проблему, не исправляет последствия неэтичных действий, если они действительно были неэтичными. Это - всего лишь стимул существу искать выход из ситуации, так, чтобы перестать страдать.

Особенно плохо эта ситуация выглядит, если источник стыда - те действия, которые являются аморальными (то есть противоречат неким принятым в социуме поведенческим шаблонам), но не являются неэтичными.

Этот механизм стыда, само собой, является очень удобным способом манипуляции. По этой причине общество может накрутить на него третий слой. Одни люди пытаются искусственно поместить других или другого в состояние, в котором он испытывает стыд. Это и есть ситуация позора, то есть публично демонстрируемого стыда, вменяемого индивидууму обществом или отдельными его членами.

Связь с этикой на этой стадии развития явления уже совсем истончается, так как наиболее способные члены общества начинают эксплуатировать чужой стыд из корыстных побуждений, в том числе объявляя объекту атаки, что он должен стыдиться за что-то, что они хотят, чтобы ему было стыдно.
Поскольку люди весьма внушаемы, это, зачастую, действительно срабатывает. В этом месте и появляется стыд за других людей - как рефлексия вины за то, что стыдящийся, якобы мог и должен был повлиять на чужое поведение.

Я не буду делать никаких выводов из этой зарисовки, предоставив их читателю.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments