Golos Ptic (golosptic) wrote,
Golos Ptic
golosptic

Categories:

Ёж: Наука и "социальная наука"

Если уж говорить про "ценность теории", то следовало бы указать на то, что для большого числа (хотя и не для всех) теорий, которые имеют хождение, применим ещё один критерий ценности.

Более интересный, чем простая воспроизводимость предсказаний при пассивном наблюдении.

Этот критерий - возможность получения воспроизводимого результата при активных действиях в области применения этой теории.

Речь идёт о постановке экспериментов с воспроизводимым результатом и, так же, о каких-то действиях, спланированных и осуществлённых с применением этой теории, но лежащих не в чистой сфере познания, а имеющих какой-то практический (обычно - полезный) результат.

Мы могли бы проранжировать то, что мы получаем при использовании теории по степени ценности следующим образом:
a) получение объяснения тех данных, которые мы уже имеем
б) получение модели, предсказывающей новые наблюдаемые данные, которых у нас нет в момент формулирования теории, но которые мы получим в процессе наблюдения в дальнейшем
в) получение модели, позволяющей спланировать и осуществить какие-то действия в сфере наблюдения, и получить сколько-то предсказуемый результат этих действий

По причинам, обсуждавшимся ранее (мы можем создать модель "объясняющую", задним числом любой набор данных) чистый вариант а) малоинтересен в качестве научной теории и вообще должен рассматриваться в большей степени как лингвистический феномен или развлечение с математикой, чем как познавательная деятельность. Ничего нового мы таким способом узнать не можем.

Граница между вариантами б) и в) постоянно смещается, так как возможности человечества активно действовать растут. Например, вопросы движения планет и прочих небесных объектов из сферы чистого наблюдения давно уже перешли в сторону практического применения научных теорий - полеты межпланетных зондов планируются и обсчитываются с применением небесной механики.

К сожалению для чистой науки, в сфере социальных теорий мы имеем принципиальную проблему с воспроизводимостью начальных условий для любого сколько-нибудь масштабного эксперимента или практических действий.

Это не означает того, что такие условия не воспроизводимы вообще, но это означает, что степень подобия одного и другого случая в серии наблюдений и экспериментов всегда будет предметом дискуссии.

Наиболее серьёзным препятствием к тому, чтобы объявить социальные или экономические теории чистой наукой, то есть - познавательной деятельностью, является то, что невольные участники сколько-то масштабных социальных событий в той или иной степени оказываются информированы или подвержены влиянию сведений о результатах предыдущих таких событий.

Не обязательно эта информированность будет отрефлексирована каждым из "подопытных", но, по крайней мере, на текущий момент, мы можем говорить о том, что участники любого масштабного социального движения, как минимум, пытаются постоянно перестраивать свои шаблоны поведения с тем, чтобы добиться той или иной выгоды. И эта перестройка обычно идёт быстрее, чем наблюдатель успевает обобщить результаты своих предыдущих наблюдений, дополнив их текущими событиями.

Принципиальное отличие социальных и экономических теорий от прочих научных теорий состоит в том, что социальная и экономическая сфера является конкурентной игрой, в которой участвуют много акторов. Любая сколько-то работающая, то есть, дающая возможность предсказуемым образом воздействовать на реальность, социальная теория будет применена этими акторами в игре в качестве основы для стратегии, позволит модифицировать собственные шаблоны поведения и, как правило, шаблоны поведения других лиц, находящихся в игре.

То есть, на практике, у участников социальной игры нет никакой заинтересованности в том, чтобы сохранять стабильные условия для того, чтобы проверка социальной теории проходила в воспроизводимых условиях.

Эта ситуация принципиально отличается от ситуации с естественными науками или, например математикой, где у добросовестных участников совместной деятельности по познанию мира такая заинтересованность, безусловно, есть.

Более того, следует указать на то, что у участников социальной игры имеется прямая заинтересованность в том, чтобы стратегию, последовательность и результаты их действий нельзя было достоверно предсказать и уже тем более, чтобы на эти действия нельзя было воздействовать со стороны таким способом, чтобы получить гарантированный с какой-то вероятностью результат.

Эта заинтересованность сама по себе не является логическим основанием считать, что существует какой-то "заговор" против исследователей-социологов и экономистов. Но она позволяет указать на то, что любой способный к минимальной рефлексии и старающийся соблюдать собственную выгоду участник игры даст, при широкомасштабном исследовании, учёному-исследователю меньше информации, чем тот мог бы получить бы, точечно изучая ситуацию вокруг конкретной персоны.

Хорошей иллюстрацией к этому эффекту "шумового сокрытия информации" является широко известная неточность масштабных социологических исследований, переписей населения, exitpoll-ов и прочих подобных мероприятий, участие в которых добровольно для опрашиваемых и не влечёт за собой санкций за отказ в раскрытии информации или неверное информирование.
Неизбежно, в процессе такого исследования часть опрашиваемых дают исследователю неверную информацию о себе, а часть - просто уклоняется от её передачи.

Подводя итог, при исследовании человеческого общества, исследователь сталкивается с феноменом, который не имеет место при исследовании неразумной природы.

Неразумная природа не врёт целенаправленно физику или химику, звезды не отмалчиваются, отказываясь представить информацию о спектре своего излучения астроному и т.д. и т.п.
А при исследовании общества исследователь имеет дело с информацией, которая искажается и изымается, как минимум, на микроуровне, а, зачастую, и на этапе агрегации. (Опять таки можно вспомнить о том, до какой степени методики работы официальных статистических ведомств по всему миру подвержены манипуляциям, в том числе и задним числом).

По всей видимости, этот феномен имеет принципиальное значение.
Ранее я указывал на то, что методология науки выполняет роль социального фильтра, позволяющего учёным экономить время и силы в борьбе с попытками неучёных предъявить имитацию научной деятельности обществу для получения у общества ресурсов.

В сфере социальных и экономических наук можно смело утверждать, что этот фильтр в должной мере не работает и никогда не работал.
Tags: ёж
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments